Унесенные ветром

Унесенные ветром

Василий Попов
________________________________________
Василий Попов живет в рабочем поселке Верх-Нейвинском Свердловской области. Практически всю жизнь занимается коллекционированием. Рассказывает о своем увлечении на выставках и в местной печати. Давний автор «Уральского следопыта».
В девяностые годы прошлого века в нашем регионе родилась Уральская республика. Ее крестными отцами» были Эдуард Россель (глава администрации Свердловской области), Алексей Воробьев (председатель правительства) и Вячеслав Сурганов (председатель областной думы). Но век Уральской республики был недолог - всего десять дней. Тем не менее, она оставила свой след в истории Урала.
Горбачевская перестройка и распад Советского Союза повлекли за собой моментальную смерть всех его институтов, и в первую очередь - Госплана и Госснаба. Эти бывшие ключевые структуры, перестав существовать, поставили все регионы на колени. Самый сильный удар пришелся на промышленные центры, такие как Свердловская область. Промышленный предприятия оказались брошенными на произвол судьбы. Комитет по госимуществу в то время возглавлял А. Чубайс. Там работали молодые, энергичные «прорабы» перестройки. Э. Э. Россель обратила к ним с рядом вопросов, в том числе о тяжелом положении «Уралвагонзавода».
И услышал в ответ:
- Эдуард Эргартович, делайте с «Уралвагонзаводом» что хотите, государству он не нужен.
А то, что на этом заводе трудились около 60 тысяч человек, их не интересовало.
Наступили трудные времена. В администрации области решили ввести в обращение талоны на продукты питания. Но это не спасало положение. Зачастую талоны просто нечем было отоваривать.

В области катастрофически не хватало наличности, самих денежных купюр. В связи с этим людям невозможно было заплатить заработную плату, долги исчислялись миллиардами рублей.
Особенно трудно было пенсионерам.

У нас, в поселке Верх-Нейвинском, пенсию выдавали на почте. Старики и старушки очередь занимали около шести часов утра. В 10 часов открывалась почта и ответственный чиновник оповещал:
- Сегодня денег не будет. Идите домой.
И так день за днем, неделя за неделей...
Писатель-юморист Герман Дробиз в газете «Уральский рабочий» (7 ноября 1990 г.) нарисовал такую картину:
«Тревожные вести приходят из разных концов страны: то тут, то там дефицитом становятся денежные знаки. Задерживается выдача зарплаты, почтовых переводов, в магазинах перестают сдавать сдачи.
Мы побывали на фабрике, изготовляющей деньги.
- Можно бы увеличить выпуск, но у нас нет стимулов. Во-первых, нашу продукцию не хотят признать товарами для народа, а потому на нас не распространяется льготный налог. Далее: на фабрике царствует уравниловка. Дадим мы тонну рублевиков или тонну сторублевиков - прибыль одинаковая. То же самое творится и в цехах. Рабочий, напечатавший за смену миллион, и его коллега, напечатавший миллиард, получают одну и ту же зарплату. В чем мы видим выход? Необходимо, чтобы нам снизили госзаказ хотя бы до семидесяти процентов, тогда оставшиеся коллектив смог бы продавать всем желающим по договорным ценам. Кроме того, пора устранить многолетнюю несправедливость. На мясокомбинате, например, рабочим продают мясо и колбасу. Почему бы не разрешить и нашим труженикам приобретать произведенные ими дензнаки по себестоимости? Хотя бы по килограмму в месяц? Наконец, есть такой путь - создание совместного предприятия. Мы готовы печатать доллары, фунты, марки, гyльдены на материале заказчика. Что касается перебоев с нашей продукцией в некоторых регионах виноваты железнодорожники. Склады у нас забиты, имеются даже случаи самовозгорания. Навалом, в открытых вагонах, под ветром и дождем. Пройдите вдоль железнодорожного полотна - все откосы и канавы устланы напечатанными изделиями. И последнее. Нам катастрофически не хватает грузчиков. Пользуясь случаем, хочу пригласить на погрузочные работы студентов и пенсионеров, всех, кто желает немного заработать. Оплата - натурой. Погрузил десять мешков - одиннадцатый твой. Верю, что люди откликнутся и придут. А то ведь что получается: всюду нужны деньги, а они тут лежат и лежат».

Предприятия начали погашать долги по зарплате «натурально». «Уральский рабочий» (24 июля 1992 г.) пишет: «Алапаевск. Зарплату телевизорами стали выдавать желающим на Верхне-Синячихинском лесохимзаводе. В результате бартерной сделки предприятие получило целый вагон цветных телевизоров с дистанционным управлением. Стоимость их 16 тысяч рублей. Но заводчан такие цифры не смущают - ценный товар пользуется спросом, тем более продают его в кредит».
Предприятия выдавали своим работникам то, что выпускали сами. Поэтому на рынках шел оживленный бартерный обмен. Предлагались в обмен на продукты питания лопаты, кастрюли, парфюмерные изделия, одежда и даже... гробы. Правда, до танков и гаубиц дело не дошло. Воровство процветало в невиданных до сих пор масштабах: «Сосновский район (Челябинская область). 210 тони никеля на сумму более 162 миллионов рублей изъято работниками правоохранительных органов при попытке незаконного вывоза в Литву. Задержана преступная группа в 15 человек» («Уральский рабочий», 17 июля 1992 г.). Руководители некоторых предприятий выпустили в обращение свои денежные знаки. Назывались эти «деньги» по-разному: чек, расчетный чек, талон, вексель и т. д. В одиночку с навалившимися бедами было не справиться. Поэтому руководители уральских субъектов решили объединяться. 9 июля 1991 года было подписано распоряжение председателя Верховного Совета РСФСР об образовании ассоциации экономического взаимодействия областей и республик уральского региона, а 7 сентября члены Совета ассоциации, в которую вошли Свердловская, Челябинская, Пермская, Тюменская, Оренбургская области, а также Башкирия и Удмуртия, собрались на первое заседание, где наметили план работы. Ассоциацию возглавил Эдуард Россель. Возник прообраз Уральской республики.
14 сентября 1993 года руководители Курганской, Оренбургской, Пермской, Свердловской и Челябинской областей подписали совместное заявление, в котором выразили готовность начать подготовительную работу по созданию на базе областей Урала Уральской республики в составе РФ как ее субъекта. 27 октября Свердловский облсoвет утвердил Конституцию Уральской республики: 171 депутат из 189 присутствующих на сессии проголосовали «за». Текст документа 30 октября 1993 года был опубликован в «Областной газете», что фактически означало вступление его в силу. Появилась Уральская республика.
Но... 9 ноября президент Российской Федерации Борис Ельцин своим указом распустил Свердловский облсовет, а его решения «О статусе Свердловской области в составе Российской Федерации» и «О Конституции Уральской республики» объявил «не имеющими юридической силы с момента их принятия».
Республики не стало. Просуществовав всего десять дней, она была унесена ветром истории. Но остались деньги, денежные купюры Уральской республики - франки! Правда, их не успели пустить в обращение - огромная масса купюр была уничтожена, но какая-то часть уцелела на радость собирателям. Вот как Эдуард Эргартович рассказывал об этой акции: идею с уральскими деньгами подал один депутат. Он предложил печатать их курсом один к десяти. А тогда с деньгами ситуация была очень сложная, инфляция съедала все. Идея уральского франка нашла поддержку в Москве. Разрешение на выпуск уральских денег было получено за подписью Егора Гайдара. Печатали купюры на Пермской фабрике «Гознак» номиналами 1, 5, 10, 20, 50, 100, 500 и 1000 уральских франков на общую сумму 56 миллионов. Официально они именовались «товарно-расчетными чеками», но должны были выполнять функцию денежных знаков. Заказчиком франков было товарищество «уральский рынок» (А. Левин. «Феномен. Штрихи к портрету Эдуарда Росселя». Екат., 2007). Возникают вопросы: что это за «Товарищество «уральский рынок», где размещалось, кто его учредители? Почему именно франки, а не лиры, тугрики, гульдены, сомы, уральские рубли, наконец? На Урале всегда ходили общегосударственные или частные рубли. На купюрах есть подписи Председателя правления и Казначея, но чьи это подписи? Перейдем к самим денежным знакам. Все они имеют одинаковые размеры: 145х80 мм. Бумага плотная, гладкая, с водяными знаками. Эскизы и рисунки уральских франков выполнила художник и архитектор С. А. Демидова. Об этом «фантастичном» заказе она подробно рассказала в блоге Живого журнала в интернете (Sophia-demidova.livejournal.соm).

На лицевой стороне купюры номиналом в 1 франк в медальоне эллипсоидной формы помещен портрет хана Ибака из династии Шибанидов. (С его именем связано одно из первых известий о Тюменской орде.) В верхней части знака надписи в две строки: «Товарищество «Уральский рынок» и «Товарно-расчетный чек». В поле портрета Ибака слева вверху надпись: «Передача, продажа, обмен чеков осуществляется через товарищество». Справа, на этом же уровне, тоже в три строки: «Гарантируется товарное обеспечение на указанную сумму». По бокам портрета в ажурных виньетках помещены цифры «1». Слева под числом - номер банкноты красным шрифтом, а под ним надпись: «Председатель правления» и его подпись. Справа выше цифры «1» - тот же шестизначный номер, а под цифрой - год выпуска купюры «1991» и слово «Казначей» с подписью. По углам расставлены числа «1». На обратной стороне изображено здание коммерческого училища в Тюмени. Остальные купюры оформлены аналогично.

5 франков. На лицевой стороне в медальоне помещен портрет Никиты Демидова, а на обратной - Невьянская наклонная башня.

10 франков. На лицевой стороне - портрет творца златоустовского булата Аносова. Под портретом на ленте: «А. Б. Аносов». (Вообще-то Аносова звали и величали Павлом Петровичем.) На обратной стороне - здание арсенала в Златоусте.

20 франков. На лицевой стороне портрет Д. Н. Мамина-Сибиряка, а на другой изображен дом Ипатьева.

50 франков. На лицевой стороне портрет живописца М. В. Нестерова, на обратной стороне - здание-памятник XIX века в Уфе. 100 франков. На лицевой стороне в медальоне помещен портрет Д. И. Менделеева, на обороте - изображение Тобольского кремля.

500 франков. На лицевой стороне портрет театрального деятеля С. П. Дягилева, а на обратной - изображение дома Дягилева в Перми.

1000 франков. На лицевой стороне в медальоне - портрет П. И. Чайковского, а на другой стороне - рисунок Дома-музея композитора в Воткинске.
Деньги, как и сама уральская республика, развеяны ветром истории. Но в альбомах коллекционеров-собирателей они займут почетные места.
Источник: журнал «Уральский следопыт» №687 от 9 сентября 2014 года


Предыдущая новость Следующая новость